Капуччино

Шаргородские Александр и Лев

Напуганный на всю жизнь, он писал юморески о тещах, об отдельной колбасе, о засоренных унитазах, чтобы Сталин, или кто другой, кто тогда был, при всем желании не узнали себя в них. Видимо, вожди не узнавали — Харт больше не сидел. Он не выходил из Мавританской — пил, ел, хохотал, перемещал свой живот и всем сообщал, что он — айсберг: — Все эти тещи на унитазах — одна седьмая того, что есть. Шесть седьмых, хавейрем — в столе, в подвале, — он подмигивал и дальше не уточнял, — и поверьте — это шедевры. Запомните мое слово. — Почитай что-нибудь, — просили его. — Нет, нет, я люблю свободу. Хотите о теще?.. Никто не верил, все считали, что эти шесть седьмых, в подвале, — те же тещи. — Подождите, — говорил Харт, — дайте умереть. Вы увидете!.. Закажите мне гуляш, и мои внуки отдадут вашим сторицей. Все будут говорить — «Вон идут внуки Харта». Какие внуки должны были отдать, когда у него не было детей? Но гуляш заказывали. И столичный салат. И зразы с гречневой кашей. Добрые люди обычно без денег. Харт ел все это причмокивая, смакуя. — Люблю поесть, други, за это не сажают.

Похожие книги

Александр и Лев Шаргородские. Собрание сочинений в четырех томах

Интересное

Скидки

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.