Нецензурное убийство

Вроньский Марчин

Размер шрифта
A-   A+
Описание книги

Воскресенье, 9 ноября 1930 года

Ноябрь выдался довольно теплым, но с утра в гимнастическом зале спортивного клуба армии стужа стояла как при царе Николае. Тренер Шиманский даже в теплом свитере дрожал от холода, да и у студентов коченели пальцы. Они рассчитывали на то, что в воскресное утро зал будет полностью в их распоряжении, но сейчас половину зала занимал ринг, обычно задвинутый в угол и прислоненный к стене. На ринге уже несколько минут боксировали два каких-то типа, и открытое окно, судя по всему, нисколько им не досаждало. Они на минутку отскочили дуг от друга, тяжело дыша, как два паровоза, пыхающие клубами пара.

Обоим с виду было лет тридцать пять. Один, высокий и стройный, с тщательно выбритым лицом, был только в майке, спортивных трусах и мягких туфлях. Второй, чуть пониже и поплотнее, боксировал в обычных брюках от костюма и стоптанных полуботинках. Даже галстук не снял, только ослабил узел, а концы засунул под рубашку в тонкую темно-синюю полоску. Когда он выпрямился, студенты увидели заросшую вчерашней щетиной физиономию с резкими чертами и кривым носом, наверное, много лет назад сломанным на ринге.

— Ну вот, я опять чемпион округа, — выдал он, оскалившись в улыбке, от которой лицо его вдруг сделалось симпатичным. — Еще раунд? Какой-то ты заспанный, Стах.

— Днем высплюсь. Не закрывайте, пан Шиманский! — крикнул высокий боксер, видя, что озябший тренер двинулся к окну. — Жарко. Скажите лучше, какой счет.

— 36:20 в пользу пана Зыги, пан адвокат.

— Ну, все повторяется.

Студенты подошли ближе. Да, теперь они узнали этих двоих — те же самые лица, только моложе, они не раз видели на фотографиях в коридоре. Эти двое стояли там рядышком, позируя, подняв руки в боксерских перчатках: Зыгмунт Мачеевский — студент, 1-е место, 1924, и Станислав Леннерт — юрист, 2-е место, 1924. Только на той фотографии они не выглядели ровесниками. Вероятно, минувшие годы, не пощадив Мачеевского, оказались более благосклонны к его бывшему сопернику и тем самым как бы уравняли их в возрасте.

Вот они снова начали сближаться. Первым атаковал Леннерт. После серии коротких пробных выпадов он провел мощнейший удар в корпус, но Мачеевский принял выпад в защитной стойке и ответил прямым правым в лицо. Он лишь слегка припечатал противника, однако бывший вице-чемпион округа пошатнулся и отступил.

— Что это было, Стах? — спросил с усмешкой Зыга, размахивая для разминки руками. — Похоже, что forehand [1] , потому что не боковой!

Зыга подпрыгнул и попытался ударить снова. Однако противник уже был настороже. Он не давал Мачеевскому возможности увеличить счет, хотя сам и не шел в наступление.

1

Прямой удар (англ).

— Гонг, господа, — сказал наконец тренер Шиманский. — Я закрываю это проклятое окно.

Соскочив с ринга, Зыга с минуту искал взглядом шляпу, которую изобретательно повесил на столбик в углу ринга. Обнаружил он ее под настилом. Потом взял пиджак и плащ с козла в углу зала. Наблюдавших поединок студентов удивило, что Мачеевский не вынул изо рта капу — он попросту ею не пользовался.

Тем временем Леннерт потянулся в карман за бумажником и вытащил десять злотых.

— Спасибо, пан Шиманский. — Перегнувшись через канат, он протянул банкноту тренеру.

— Э-э-э, многовато, пан адвокат.

— В самый раз. Так мы заглянем еще на неделе, а, Зыга? — спросил он. — Кинешь мне пуловер?

— Ну, где-нибудь в среду. — Мачеевский бросил приятелю его пуловер. Снял со столбика свое пальто. — А душ работает, пан Шиманский?

— Не советую. — Тренер передернулся. — Там же сейчас холод собачий.

Юрист провел ладонью по щеке. Зыга по собственному опыту знал это движение. Он точно так же проверял, не пора ли побриться, и обычно приходил к выводу, что еще не пора. Зато у Леннерта этот жест означал смущение или неуверенность. Либо все было в порядке, либо Сташек чувствовал, что мелкие волоски начинают пробиваться сквозь кожу. И тут же приходилось бриться — он это делал по три раза на дню.

— До дома подбросить, Зыга? — спросил Леннерт.

— Нет, у меня дежурство, — поморщился Мачеевский. — Я на автобусе.

— Как хочешь, машина ждет.

Когда они вышли, Шиманский сунул руку в карман брюк и направился к задней двери.

— Пан тренер, а с этим что? — Один из студентов указал на ринг, загромождавший зал.

— Хотите потренироваться, уберите. Вот сюда, к стене.

* * *

Бордовый «пежо» Леннерта двинулся вниз по Липовой. Начинало слегка накрапывать, и Зыга поднял воротник пальто. Он направился в противоположную сторону, к Саксонскому саду. В автобус садиться он вовсе не собирался. В отличие от приятеля — юрисконсульта Товарищества промышленников, у которого денег куры не клюют, — Зыга был всего лишь скромным младшим комиссаром полиции. И ему было жаль сорока грошей на билет, тем более что до комиссариата всего пятнадцать минут пешего хода.

Он внушал себе, что ходить на работу пешком полезно, это развивает у полицейского оперативное чутье. И хотя на Рурах Иезуитских, прямо рядом с его домом, был круг «семерки» и «восьмерки», он каждый день экономил восемьдесят грошей, которые потом с избытком тратил на водку. А тут как раз близился удачный повод выпить в одиночестве во славу возрожденной отчизны. Он специально взял дежурство в воскресенье, чтобы 11 ноября [2] проспать весь день здоровым пьяным сном.

2

11 ноября — День независимости Польши, национальный праздник. — Примеч. пер.

Интересное

Скидки

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.