Царские врата

Крюкова Елена Николаевна (Благова)

– Стрэляй! Што жэ ты! Вал-чица! Вокруг грохот. Чернота. Ночь. Она ненавидит ночной бой. Днем все видно. Ночью наступает слепота. Ночью жжет веко прицел. Огни впереди. Свои? Чужие? Голос ввинчивается в уши. Орет надсадно: –Што сидишь! Што спишь, мать тваю! Стрэляй! Она должна стрелять. Работать должна. Она ненавидит войну. И себя. Она очень боится смерти. Надо работать. Убивать. Голова гудит. Упасть и удариться виском об острый белый камень. Белый камень, черная ночь. Огни. Черная винтовка. Первобытные белые камни. Камень мертвый. Ты живая. Рядом лежит мертвый человек. Ты не помнишь, как его звали. Не знаешь. Не хочешь знать. Он весь в крови. И ты в крови. Это не твоя кровь. Это чужая кровь. –Стрэляй! Ну! И ты стреляешь. ПРОЛОГ. ЗИМНЕЕ УТРО Алена проснулась от холода. Под двумя вытертыми, старыми верблюжьими одеялами она стала корчиться и сворачиваться в клубок, как старая кошка при сильных морозах, и у нее замерзла голова и утюгами застыли ступни. Открыла глаза. Потерла лицо ладонями. Выбралась из-под тощих одеял, накинула на себя быстро, дрожа, куртку, напялила лыжную шапку. Глянула в зеркало. «Старая лыжница, – подумала Алена весело и зло, – пробежала дистанцию, все. Финиш».
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.