Опять в Салтах

Немирович-Данченко Василий Иванович

Степан Груздев давно уже замечал, что горцы что-то скрывают от него. Русского пленного, когда старики собирались в джамаат, начали даже приковывать на цепь, чего давно с ним не делали… Уже выздоровевший, после недавней попытки — неудавшейся, впрочем — уйти в Турцию, — старик Гассан, пленником которого Груздев считался, даже не старался извинить себя. Прежде он говаривал в таких случаях: — Ты воин, а не баба. Только бабу можно удержать в плену хорошим обращением. Мужчину одни цепи остановят от побега. Теперь же он только жался, хмурился и коротко говорил: — Ложись, кунак, — ковать тебя велено!.. — Кто велел-то? — спрашивал Степан Груздев, вполне понимая, что сам Гассан на это не пошёл бы. — Кто велел?.. Мулла велел… Я тут не причём. Селтанет даже плакала. Она тебя любит. — Баба ласковая, что толковать, — одобрил её Груздев. — Одно — по вашему обычаю, хлибка больно… Степан Груздев только головой покачал, по-видимому не обращая никакого внимания на то, что старик замыкал в это время замки его цепей… «На пёсьем положении, с чего бы это?» — рассуждал Груздев… Но как-то утром пришла к нему Селтанет, — на ней лица не было… Долго она ходила вокруг него, видимо, хотела расспросить о чём-то и не решалась.

Интересное

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.