Нина за работой

Немирович-Данченко Василий Иванович

Всё время, пока лезгины на другой день после боя убирали раненых, наши солдатики заводили добродушную беседу с горцами, понимавшими и не понимавшими по-русски… — Эй, азия! — кричал какой-нибудь весёлый малый сверху. — Гололобый… Как тебя?.. — Ахмед… Здорово, бояр. Якши-ол… Хады сюда, — джигит будешь… — А ты, джигит, портки-то себе спервоначалу почини… Лезгин таращил глаза, вдумывался в услышанное и, не поняв, решительно отвечал: — Аллах Сахласын. Аллах — одна есть… Тебя, Иван, одна Аллах, — моя, Ахмед, одна Аллах… — Значит, два выходит?.. — Иок. Нет, два… Одна есть… — потом, задумываясь, что бы ещё сказать по-русски, лезгин оканчивал. — Урус водка гюссуны яхши… Лезгин — айран чох-олсун… Буза чох яхши. [1] — Ишь азият… А насчёт водки, братцы, какое понятие имеет… — Иди сюда, — мы тебе поднесём! — показывали они на ворота. Лезгин качал головой снизу вверх, выражая отрицание, потом показывал себе на шею и ребром ладони поводил по ней. — Ты думаешь, зарежем?.. О, дура! Когда же это православное христолюбивое воинство гостей резало!.. Горец опять вдумывался и, сообразив, что его не поняли, опять показывал на ворота крепости, потом пальцами как будто клал себе в рот нечто (вы-де накормите), подставлял горсть и пил из неё (и напоите-де тоже)… Потом подобрал полы ободранной чухи, делал вид, что он бежит к себе, выкрикивал «Шамиль» и опять повторял жест, из коего было видно, что «у вас-де — может быть, и отлично будет, да вернусь, домой, — мне голову отрежут»…

Интересное

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.