Hа извозчике

Лейкин Николай Александрович

Въ начал масляной недли мн довелось ночью хать изъ клуба «на извощик». Извощикъ былъ сдой приземистый старикъ, съ кроткимъ и благообразнымъ лицомъ, обрамленнымъ жиденькой бородкой. Одтъ онъ былъ въ рваный армячишко, деревенскаго сукна и дырявую шапку, изъ которой мстами выглядывала вата. Путь нашъ лежалъ по Невскому. Дорога была прескверная. Уже нсколько дней стояла оттепель. Ледъ кой-гд былъ сколотъ, кой-гд, грязною полурастаянною массою, лежалъ на торцовой мостовой. Худая мохнатая кляченка еле тащила развалюги-сани, не смотря на взмахиваніе кнутомъ, на подергиваніе возжами и одобрительные и ласковые возгласы извощика, въ род: «Ну, ну, Господь съ тобой, милая!», «Понатужься, жиденькая!». «Съ Богомъ, съ Богомъ, кормилица!» и т. п. Извощикъ хотя и взмахивалъ кнутомъ, но лошадь не билъ имъ, а какъ-то медленно опускалъ его на спину и гладилъ имъ ее. Видно было, что здилъ онъ не «на хозяйской,» а «на своей» и берегъ ее. Въ половин дороги онъ обернулся ко мн въ полъоборота и заговорилъ: — Эка дорога-то! Мать Пресвятая! Страсти Божіи! Какъ теперь этой скотин трудно, такъ и не приведи Богъ! — Въ дрожки пора запрягать, а сани подъ навсъ… — сказалъ я. — Въ какія дрожки? — мы зимніе, — отвчалъ онъ. Мы только по зимамъ… Нтъ, ужь видно, въ деревню пора, а то и сдоки стали на зду обижаться. А какъ ты подешь лучше по этой дорог? Тутъ ужъ стегай, не стегай, а лучше не подешь!

Интересное

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.