Последний ураган

Рубанов Андрей Викторович

Нас много. За два месяца я встретил сто семь выживших. Многие из них, как и я, обошли пешком десятки километров. Почти все куда-то идут: на юг, на восток, или просто — куда глаза глядят. Но есть и такие, кто осел на одном месте, на «пищевых полянах». То есть люди уцелели — как биологический вид. Поэтому сейчас я повторю с гордостью: нас много! Человечество не погибло. В старой жизни — до урагана — я был совсем другим человеком. Тетка оставила мне квартиру в прочном старом доме, в центре города… неважно, какого города, какая разница, если городов больше нет? Повторюсь, дом был прочный, старый, кирпичный; я сидел в прочной старой квартире и писал то ли романы, то ли пьесы. Возможно, и то, и другое. Точнее не помню. Почти все выжившие получили контузии разной степени. Я тоже два раза бился затылком и один раз — верхней частью лба. Судя по стилю моих записок, если я и был писателем, то писателем «очень третьего ряда», как выразился другой писатель, имя которого я тоже запамятовал… Чтобы не запутаться, начну еще раз. Мне тридцать лет. До урагана я вел уединенный образ жизни, много работал и много пил. В середине осени жена ушла от меня. Ночи стали длинными и холодными. За окнами ветер гнул голые серые деревья. Дожди не прекращались. Я поздно просыпался и видел все время одну и ту же картину: отчаянно раскачивается ветка клена, и капли дождя текут по стеклу не вниз, а — вниз и вбок; так сильны были порывы ветра.

Интересное

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.